Текст ОГЭ К.Г. Паустовского на тему «Решительность» (Михайлова, курсанта медицинского училища..)

(1)Михайлова, курсанта медицинского училища одного из городов Средней Азии, первое время, так же как и всех, одолевали воспоминания. (2)Потом их острота притупилась, но был один день в году, которого Михайлов боялся: четвёртое мая, день его рождения. (3)Что бы ни было, он знал, что в этот день ему не уйти от прошлого.

(4)Четвёртого мая Михайлов проснулся на рассвете и несколько минут лежал с закрытыми глазами. (5)Подъёма еще не было. (6)3а окнами в листве деревьев начиналось воробьиное оживление: должно быть, над пустыней уже подымалось солнце. (7)Отдалённо пахло розами из соседнего сада, дымом и ещё чем-то сухим и сладким, чем всегда пахнет в азиатских городах.

(8)Михайлов помедлил, потом открыл глаза и посмотрел на столик около койки (9)Нет, чуда не случилось! (10)На столике не было ни плитки шоколада, ни конверта с почтовыми марками Южной Америки, ни толстой книги о плавании на корабле «Бигль — не было ничего, что бывало в Москве. (11)На столике лежали пилотка, ремень, полевая сумка, набитая старыми письмами.

(12)Михайлов вскочил, оделся и, голый по пояс, пошёл во двор под тепловатый душ. (13)Он мылся, слушая, как в окрестных пыльных дворах восторженно рыдали ослы, и вздыхал. (14)Да, тоскливый день рождения, без единого подарка!

(15)Ну что же, ничего не поделаешь. (16)Будем взрослыми, будем мужчинами!

(17)«Всё это так, — думал Михайлов, — но неужели сегодня ничего не случится?»

(18)Он знал, конечно, что случиться ничего не может и что этот воскресный день пройдёт так же размеренно, как и все остальные дни: Михайлов с несколькими товарищами отправится на практику в хирургическую клинику.

(19)Старичок хирург в белом колпаке хитро посмотрел на курсантов:

— Ну-с, молодые люди, надо сделать внутривенное вливание гипертонического раствора и никотиновой кислоты. (20)Кто за это возьмётся?

(21)Курсанты переглянулись и промолчали. (22)Самые робкие опасались даже смотреть на хирурга. (23)Шуточное ли дело — внутривенное вливание таких препаратов! (24)Если говорить по совести, то его должен был делать сам хирург, хитрый старичок. (25)У курсантов пока ещё это вливание удавалось редко. (26)Кроме холодного пота, дрожания рук, пересохшего горла и других неприятных ощущений, ничего хорошего оно не сулило. —

(27)Ну-с, — сказал старичок, — я замечаю, юноши, что ваше раздумье продолжается чересчур долго. (28)Да. (29)Чересчур!

(30)Тогда Михайлов покраснел и вызвался сделать вливание.

— (31)Мойте руки! — приказал старичок. — (32)По способу Фюрбрингера.

(33)Пока Михайлов долго мыл руки по этому способу и замечал, что руки у него начинают дрожать, в перевязочную вошёл в халате, накинутом на одно плечо, боец Капустин — тот самый, которому надо было вливать раствор и никотиновую кислоту. (34)Михайлов стоял к нему спиной и слышал до последнего слова весь разговор бойца с хирургом. — (36)Извиняюсь, — сказал боец вызывающе.

— (36)Уж не курсант ли меня будет колоть? (37)Что я — чучело для обучения штыковому удару? (38)Или что?

— (39)А в чём дело? — спросил старичок, роясь в блестящих инструментах.

— (40)А в том дело, — ответил боец, — что курсанту я больше не дамся. (41)Один раз кололи — довольно! (42)Не согласен я больше, товарищ хирург!

— (43)Ах, так! — услышал Михайлов пронзительный голос старичка и заметил, что руки у него уже не дрожат, а трясутся. — (44)Прошу немедленно успокоиться! (45)Да! (46)Немедленно! (47)Сегодня будет делать вливание очень опытный курсант. (48)Он это делал уже много раз. (49)Понятно?

— (50)Понятно, — мрачно пробормотал боец Капустин.

(51)У Михайлова упало сердце. (52)Хирург явно хитрил: Михайлов делал это вливание первый раз в жизни.

— (53)А раз понятно, то садись на табурет и молчи, — сказал старичок.

(54)Первое, что увидел Михайлов, когда обернулся, были колючие, полные страха глаза бойца Капустина, смотревшие в упор на курсанта. (55)После этого Михайлов увидел веснушчатое лицо бойца и его остриженную голову.

(56)Всё дальнейшее Михайлов делал как во сне. (57)Он сжал зубы, молчал и действовал решительно и быстро. (58)Он наложил жгут. (б9)Вены прекрасно вздулись, и страх, что «вена уйдёт», пропал. (60)Михайлов взял толстую иглу, остановил страшным напряжением дрожь пальцев и прорвал остриём иглы кожу на руке Капустина. (61)Пошла кровь. (62)Попал! (63)Всё хорошо! (64)Как будто перестало биться сердце. (65)Потом Михайлов уже ничего не видел, кроме иглы и вздувшейся вены. (66)Неожиданно он услышал тихий смех, но не поднял голову. (67)Поднял он её только тогда, когда вынул иглу и всё было кончено. (68)Смеялся боец Капустин. (69)Он смотрел на Михайлова весёлыми глазами и тонко смеялся.

(70)Михайлов растерянно оглянулся. (71)Старичок хирург кивал ему головой. (72)Сдержанно улыбались и переглядывались курсанты. (73)Во взглядах их можно было уловить скрытую гордость: вот, мол, знай наших, работают не хуже старых хирургов! —

(74)Ну спасибо, — сказал боец Капустин, встал и потряс руку Михайлову. — (75)Спасибо, друг! (76)Сразу видать, что сто раз делал, не менее. (77)Теперь никому не дамся, только тебе. (78)Спасибо, сынок. (79)Извиняюсь, товарищ хирург!

(80)И боец Капустин ушёл, размахивая правой рукой, ушёл ухмыляясь, и Михайлову даже показалось, что рыжее сияние окружает его стриженую голову. (По К. Г. Паустовскому)

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.